- Я, - говорит, - ходил и кругом вот себя искал. Забирался на скалы, пел в опере, чистил апельсины, целовался, постил. Я учился медитациям и наукам, строил дороги и храмы, бродягой Дхармы переходил границы.

А потом мне такое приснилось – я не помню ни сюжета, ни кто там вообще был, в сне этом – но я проснулся и сел на кровати – и почувствовал, как мое сердце пульсирует так же, как сердце моей планеты.

И что мой вдох и выдох равен дыханию всему живому – и не только людей, а еще приливам/отливам, замерзанию/испарению, и восходу солнца, и его закату, и взмаху крыльев!.. Клянусь – никогда до этого я не чувствовал себя настолько причастным к жизни. Никогда до этого я настолько не чувствовал себя собой. 

И мне даже не нужно сейчас много слов, чтобы рассказать, что я знаю о жизни, о мире, и о себе
чудеса – не в стороне и не где-то извне 
свет – внутри и снаружи, в каждом из

Волшебство пульсирует в пальцах, и между ребрами, пробирает ласковым электричеством – спокойное, теплое. Естественное, как жизнь.

Кит не спи