Цветок к груди приколот, 
Кто приколол — не помню. 
Ненасытим мой голод 
На грусть, на страсть, на смерть. 

Виолончелью, скрипом 
Дверей и звоном рюмок, 
И лязгом шпор, и криком 
Вечерних поездов, 

Выстрелом на охоте 
И бубенцами троек — 
Зовете вы, зовете 
Нелюбленные мной! 

Но есть еще услада: 
Я жду того, кто первый 
Поймет меня, как надо — 
И выстрелит в упор.

Цветаева